Кадеты – ровесники века

Зарисовки из кадетской жизни

Русским кадетам всех поколений посвящается

И были вечными друзьями солдат, кадет и генерал…

Первое построение. Зима

Сегодня – первый день занятий в клубе! Вернее, не первый… а, в общем, занятий ещё никаких нет, есть только построение и молебен. Мы собрались вместе, и нас семеро – Ваня, Стёпа, Артём, Тимофей, я и мои младшие братья – Фаня и Тиша. Про Фаню я вам как-нибудь потом расскажу, это отдельная история. Он у нас такой… Ну, об этом позже.

Короче говоря, мы все семеро стоим в строю первый раз. А напротив – они. Высокий худой капитан, среднего роста поручик, маленький серьезный унтер-офицер с бородкой, и самый высокий, худой с длинной бородой, похожий на монаха дядя Серёжа. Он у нас в храме в алтаре батюшкам помогает. А сейчас мы ждем священника, то есть – моего батю. Нашего с Тишей и Фаней.

Стены ещё слегка пахнут краской, пол сияет желтыми ровными досками, на окнах вместо занавесок – маскировочная сетка, на стенах – камуфляж, правда местами он похож на старую закрашенную штукатурку. Так, что тут у нас ещё? Плакаты напротив, какие-то портреты, фотографии (надо будет потом рассмотреть), иконы в красном углу, пара красивых мундиров сделанных под старину, и музей. Это самое интересное! Там какие-то старые каски, пули, гильза от снаряда, медицинская сумка, старые книжки. Слышал, где-то ещё есть настоящие кадетские пряжки, две старинные солдатские пуговицы и погон от мундира. Надо будет всё это изучить! А вот и мой батя!

В это мгновенье в клуб проворно вошел средних лет священник, плотного вида, с небольшой бородкой. Ну да, это он, мой отец, прошу любить и жаловать.

– На молитву, становись! Смир-на! Равнение нале-во! – донеслось со стороны командиров. А это, похоже, нам! Командует капитан, а мы пока ещё не очень понимаем, что нам делать. Бородатый унтер быстро обошел наш строй, подравнял, показал, куда девать руки и поворачивать голову. Напротив нас стоит поручик, и чему-то улыбается. Молодой ещё, но по глазам видно – весёлый.

– Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! – начал батюшка. – Подпевайте, – кивнул он нам, и мы все вместе запели «Царю небесный, утешителю душе истинный…» Потом, как обычно, «Отче наш» и ещё пару молитв. Отец достал кропило, святую воду (дядя Серёжа взялся ему помогать) и с молитвой покропил весь клуб – иконы, стены, пол да заодно и всех нас.

Перед нами встал высокий капитан. Похоже, сейчас говорить будет…

– Поздравляю вас с началом занятий военно-патриотического клуба «Витязь» в честь Цесаревича Алексия! Отныне вы – воспитанники клуба, впереди у нас с вами много интересного. Те, кто пройдут этот путь до конца, станут кадетами, получат погоны. Погоны у нас надо заслужить, это большая честь. Запомните этот день! Вы – первый набор в нашем клубе, по вам будут судить о всех нас! Дерзайте, учитесь, всё у вас получится. С Богом! Вольно, разойдись!

Ну вот, всё и закончилось. А точнее, началось. Так прошел мой первый день в клубе. Теперь это будет мой второй дом!

Армия

Честно говоря, меня, как и любого нормального парня в 12 лет (тринадцать мне исполнится весной), привлекает армия. Верней, не только она, а и всё что с ней связано.

Ещё год назад мы с Ванькой думали поступать в Суворовское, но там как оказалось, берут только детей военных и сирот. А мы не дети военных и не сироты. Батя мой срочную в армии служил, как и все, потом был реставратором, историком, стал священником. У Вани сложнее, родители в разводе. Хотя, старший брат говорят, был моряком, в молодости погиб где-то на Севере, на службе. В общем, мы с Ваньком думали стать военными, ну, или хотя бы кадетами. А тут и дело подвернулось. Откуда, спросите вы? Да вот, повезло!

Сначала был наш дядя Серёжа алтарник один, потом нашлись у него знакомые – военные, историки, короче разные интересные люди. Собрались они вместе как-то у нашего отца обсуждать это дело (я всё слышал – у нас с Фаней и Тишей есть уши везде). Какое дело? Да вот это – наш военно-патриотический клуб. Батя предложил название «Витязь» и небесного покровителя, сказал, что Цесаревич Алексий был, как и мы, мальчишкой. Капитан согласился, а остальные двое – поручик и старший унтер-офицер (о, выговорить бы это!) –предложили свой план работы. Так всё и началось. Сделали ремонт в старой гардеробной, которую наши преподаватели попросили под клуб, притащили откуда-то всякой всячины… Повесили объявления в храме и у нас в школе, и дело завертелось.

«Пингвин» возглавил военную историю и всякие внеклассные мероприятия, «Монах» – духовные основы русского воинства, а «Бакенбард» делает из нас военных – строевая, огневая, какие-то там РХБЗ, да ещё нам обещают занятия по медицине, вроде моя старшая сестра нашла кого-то на это дело. Не знаете, кто такие «Пингвин», «Монах» и «Бакенбард»? Это Фаня придумал, я ж говорил, он у нас на такие дела мастак, хоть ему всего 11 лет. Ну, слушайте.

Наши наставники

«Пингвин» – это Андрей Васильевич, наш поручик, он же командир взвода. Пингвином его Фанька прозвал потому, что он немного покачивается, когда ходит, совсем как пингвин. Ну, или типа того. Да, ещё у него прическа такая забавная – короткие волосы торчком спереди как у пингвина, это верно.

С «Монахом», думаю, вы сразу же догадались. Это дядя Серёжа, он и правда похож на монаха – серьезный, высокий, худой, не женат, и говорят, подумывает про монастырь. Ну, а пока занимается с нами «духовными основами». Что это такое расскажу как-нибудь потом.

«Бакенбард» – Никон Алексич, самая интересная личность. Ух, гоняет он нас старательно. А прозвали мы его так, потому что у него есть борода и бакенбарды, как у Пушкина (у нас портрет висит в школе, я сверял, и, правда, похожи). Он наш старшина, завхоз и преподаватель военных наук в одном лице. Бывший курсант, зам. ком. взвода (говорят каким-то замком командовал) уволился из военной академии. Там у них такое дело вышло: как новый министр пришел – Табуреткин («мебель штурмбанфюрер»!), стали сокращать всех подряд. Вот наш старшина и уволился с пятого курса, а теперь взялся за нас. Ух, он нам задает…

Ну, а руководителю клуба, Капитану, как видите, клички не досталось. Да он и так капитан – всё как положено! И по-прежнему служит в армии, поэтому появляется у нас не так часто, как все остальные. Служба!

Занимаемся мы два раза в неделю – в Воскресенье после храма и ещё один раз в Среду, после уроков. Всё это, как я уже говорил, проходит в клубе при храме, где служит мой батя. Тут наши преподаватели с друзьями сделали ремонт, собрали всех, кто откликнулся на объявления и началось.

Занятия

А началось весёлое дело. На строевой мы учимся ходить строем, выполняем разные приемы на месте и в движении, вроде бы даже будем учить песню. С песней обещала помочь и моя сестра Саша, она у нас главная в церковном хоре. Скоро нам выдадут форму, но пока ещё её нет, говорят, не всю добыли. Вроде как обещали помочь с Ракетно-артиллерийского Кадетского корпуса, где служит ещё один друг наших преподов – Виктор Семенович.

На огневой пока есть только пневматический пистолет. Обещают и пневматику, и макет автомата, но пока их нет, мы учим правила безопасного обращения с оружием, на том, что есть. Как говорит Никон Алексич – «Пеше по машинному». Так что вот так. Как идут наши занятия? Да очень просто. Приходим в Воскресенье в клуб после службы и обеда в трапезной (это рядом). Сразу же сдаем мобильники – кладем их в специальный ящик, чтоб мы на занятиях не отвлекались. Хотя тут так интересно, что мне лично телефон не нужен… Потом молимся перед началом занятий, затем садимся по местам, и начинается занятие.

Тут всё не как в школе – стоят длинные лавки, за ними рядом парты. Пока умещаемся в два ряда. Доска тоже необычная – из кадетского корпуса, с пометками – сколько всего человек во взводе и сколько из них отсутствует. Шкафы, полки, книги. Чайник, столик для чаепитий – мы после занятий пьем чай, да и на перерывах иногда тоже. Что мне нравится в клубе – здесь есть общение. А ещё то, что у нас свой мужской коллектив, все свои. Девчонки мне, конечно симпатичны, но их хватает и в школе. Фаня так прямо и сказал поручику – «надоела мне эта школа, там одни бабы». А тут всё как-то по-другому, по-настоящему…

Новые лица

Время идет, вот уже и морозы поменьше, а у нас пополнение. Новенькие – Гриша «Токмэн» с одноклассником Женей Головкиным, и мой школьный друг – одноклассник Петя Максимов. Петю позвал в клуб я, а Гриша и Женя пришли сами, узнали про нас в школе. Мы все учимся в разных школах, но в одном районе. Живем недалеко друг от друга – «на районе», как у нас говорят.

Так, вот, про новые лица. Гриша – из семьи военных, батя у него офицер. Помотался с детства по гарнизонам, жил на Севере, теперь – у нас, хорошо подготовлен в плане спорта и разбирается в медицине. Дядька у него, говорят, иконы пишет, живет где-то на Урале. А пока что мы Гришу прозвали «Токмэн» – ну, волосы у него немного торчком (как от электрического тока), и парень он шустрый. Женя – его друг и одноклассник. Тоже ничего такой, нормальный, спокойный парень.

Ну, а про нашего Петю я вам одно скажу – не из трусливых. Как-то раз на районе мы играли в футбол, и на нас наехали финны (правда, финны, самые настоящие, из страны Суоми), в общем один что-то там про Петину мать сказал нехорошее. Так Петюня его быстро обломал, чуть до КПЗ дело не дошло. Ну и потом были у нас ещё приключения…

В общем, теперь нас десять человек, вернее даже одиннадцать. На днях придет ещё один парень – Артем Коваленко. Вы подумали – хохол? Э нет, не угадали, он родом из Белоруссии. Тоже к нам хочет, учится в православной гимназии. Откуда я всё это знаю? Говорю же – нас трое – я, Фаня и Тиша, ушей и глаз у нас много. А слухи, они быстро расходятся.

Форма

У нас радостное событие. Поручик добыл в Кадетском корпусе форму и зимние шапки, унтер-офицер привез из Академии, где учился, планшеты и ремни, а знакомые Капитана выделили нам откуда-то новые шесть бушлатов и кадетские пряжки. Ещё три бушлата принес в клуб Гриша, ему отдал свои старые батя, а последние два мы скинулись и купили сами. Всё это, кроме бушлатов, немного б/у, то бишь «секонд хенд», но главное мы теперь настоящие бойцы – в форме! Ну, почти настоящие, погоны нам пока не выдают, говорят – это будет после торжественного посвящения в кадеты. Так что теперь гоняем из дома в клуб по форме, как полагается. К форме дали удостоверения членов клуба «Витязь» с печатью и орёликами. Видел, как поручик с унтер-офицером вместе печатали это всё на принтере, клеили и шлёпали печатями. Почерк у Никона Алексича армейский – ровный, крупный, сразу видно – контора солидная. Нас сфотографировали по одному в форме, напечатали снимки, вклеили, и теперь если спросят документы, есть что показать. Мы теперь должны отдавать честь военным, если встретим кого в городе, и если надо – предъявлять документы. Такие дела.

На складах

Я вам ещё не говорил про наш храм Воскресения Христова? Нет. Ну слушайте. Ему сто лет, строил его ещё Царь Николай II на свои деньги. Стоит он недалеко от старого железнодорожного вокзала. Вокзал вот закрыли, там теперь торговый центр, кинотеатры и каток (мы туда с ребятами ходили). А за вокзальным зданием сохранились заброшенные старые склады, как мы их называем «заброшки». Как-то раз мы с Ваньком пошли туда на разведку и набрели на коробки с противогазами. Похоже, всё, что было ценного, со складов уже давно растащили, а они остались. Охраны тут нет, хозяев тоже… В общем, теперь у нас есть три коробки противогазов ГП-3 для занятий по РХБЗ.

За противогазы нас похвалили, а впредь лазить по складам запретили категорически, под страхом отчисления. Скажете, неправильно? Не знаю… Нам они не особо то и нужны, склады эти. Клуб – он поинтересней будет. Да и всё, что там было, давно уже забрали, до нас. Но некоторые не верят.

Залёт

Как-то раз после школы наши новенькие – Гриша с Женей и каким-то их школьным другом – решили сходить на склады. Нам, конечно, ничего не сказали (эх, молодежь, всё объяснять надо). В общем, пошли они на дело среди бела дня, да ещё по форме, хотя мы предупреждали. Наши наставники оказались глазастые и углядели их. Я не говорил вам, что они у нас при храме работают? Поручик – кладовщиком на складе, а унтер-офицер – главным инженером храма, спец по всему – от электричества и водопровода до дворников.

В общем, оба они были как раз на месте и заметили в окно наших. Форма у нас обычная, зелёный пятнистый камуфляж – его в городе хорошо видно, а зимой – особенно… Выскочили они (это мне Гришка потом рассказывал) и сцапали их с поличным прямо на дороге к складам. Влетело всем, но так как Токмэн оказался старшим – то ему больше. Неделю ходил без формы, ну и выговор получил. Впрочем, это не страшно. Хуже было без клуба остаться. А что такое РХБЗ мы теперь знаем. Это умение быстро надевать и снимать противогаз, и ходить в нем долго! Ну, типа такого…

Масленица

Перед Великим постом собрали нас в клубе и объявили – за неделю до прощеного Воскресенья идем на гуляния в парк, к казакам – будет праздник, бои стенка на стенку, блины, Масленица.

Гуляния организуют какие-то знакомые наших наставников, вроде казаки с соседнего района. Идем строем, по городу, снег скрипит под ногами, всё пушистое, белое и сияющее. Наш Никон Алексич впереди строя, справа поручик – сегодня он с женой, так забавно смотрятся, еле поспевают за нами. Шапки зимней или папахи у него нет, идёт в фуражке, трёт то и дело уши руками. Вот умора… Хотя, понять можно – им же форму никто не выдает, как нам.

Приходим в парк, а там народу видимо-невидимо. Какие-то казаки в форме у костра варят глинтвейн в большой кастрюле, тут же угощают блинами с вареньем, говорят, будут показательные выступления с нагайками. Шумно, весело, все гуляют. Нас разделили на две группы, будем биться – пока хоть не кулаками, так снегом. Правой половиной поставили командовать меня, левой – Петруху. Ну держись, братан! Сделали две зимние крепости, они штурмуют нас, мы их, снежки летают, рядом доносится музыка, вроде «Казачий круг», настроение веселое. Бегаем, атакуем, надо успевать уворачиваться и командовать. В итоге мы побеждаем, хотя не без трудностей. После штурма снеговых редутов боремся в парах, кто с кого снимет шапку быстрей. Тут ловчей оказался Петро, молодец, отыгрался. Потом собираемся все вместе и идем в клуб, домой. Впереди – Великий Пост и много всего нового.

Посвящение в кадеты

Ура! Наконец-то пришел день посвящения в кадеты нашего ВПК «Витязь»! Мы построились в клубе, за нами – толпа гостей из наших родителей и родственников, все волнуются, хотя давно всё запомнили, что и как делать. Начинается официальная часть, поначалу всё как обычно, но сегодня день особенный. Двери в клуб широко распахнуты – отбивая шаг, с развернутым знаменем в клуб входит поручик и, пройдя вдоль строя, разворачивается, чтобы замереть у двери. Вот он – бело-синий Андреевский стяг, с боевого корабля, с надписью «Владивосток» по низу. Нам его подарил отец Георгий, а ему – один моряк из Кронштадта. Как он его получил, не знает даже Фаня (а он всё знает), да это и не главное. Главное – флаг наш настоящий, прямо как у дроздовцев! Спросите, кто это такие? Это я в книжке прочитал, мне тут подарили, «Дроздовцы в огне» называется…

И вот мы стоим, замерев, и смотрим во все глаза в ожидании команды.

– На молитву, становись! – командует Капитан. Это нам. Батюшка начинает, мы подпеваем, и скоро поют уже все присутствующие вместе. Никаких клятв и обещаний мы не даем, просто молимся все вместе, а потом по одному выходим из строя, получаем погоны, целуем знамя и вновь встаем на свои места. Мне выдали погоны с двумя лычками – теперь я младший унтер-офицер, заместитель командира взвода! Стёпе за старания и успехи дали ефрейтора – одна лычка, остальным – погоны с вензелем Цесаревича. Все довольны, сияем как начищенные кадетские пряжки на наших ремнях.

Нас поздравляют по очереди – наставники, друзья, родители. Объясняют что такое честь родного погона, что теперь мы – настоящие кадеты! И на нас будут смотреть другие люди в городе. Капитан взволнованно говорит:

– И помните – кадет он всегда и везде кадет! Никаких «кадетов», только «кадет», как говорили в старину – «Кадеты не склоняются!».

Торжественная часть заканчивается, всех нас приглашают в трапезную по соседству. Там командует тётя Натэлла (есть у нас тут такая шумная, но добрая грузинка), она приготовила угощение, рассаживаемся за столы, молимся, кушаем… Со мной рядом садится Константин Олегович – наш тренер по физкультуре, сотник (это звание такое у казаков), и водитель «Газели», на которой нас иногда подвозят в поездках. Спрашивает:

– Тебя назначили замкомвзвода? Киваю.

– Я,  тоже был, как ты, «замком» в суворовском училище. Федор, от тебя многое зависит. Если будешь косячить – все будут, если будешь стараться – и остальные будут.

Вздыхаю. Порадовал, что называется. Но ничего, сдюжим.

По городу

Зима переходит в весну, морозы, правда, вернулись, но порой что-то весеннее появляется в воздухе. Солнца стало больше, да и настроение как-то поднимается само собой, выходим из спячки. Одним ясным днем по сияющему снежку идем смотреть на баталию историков-реконструкторов. Шагаем по улице, первый раз громко поём нашу строевую песню, от этого идти как-то легче и бодрей. Реконструкторы бегают по парку, гремят холостыми выстрелами, картинно падают от взрывов пиротехники. На войну это мало похоже, а толстые усатые дядьки больше напоминают не солдат, а «пузанов» что ходят в бары смотреть футбол в шарфиках…. Эх, нет на них Никона Алексича, он бы их быстро научил! Скакали бы прямо через «укрепления» и «редуты» на морозе, как барашки.

Ну, а пока в парке идет «бой», нам есть чем заняться – строим планы, как будем заниматься в поле с нашей новой пневматикой (теперь у нас есть воздушка, и это уже что-то). Говорят весной, после Пасхи, будет бал, куда мы пойдём, обещают к этому времени смастерить нам настоящую белую кадетскую форму. Вот это будет дело! Но это впереди, а пока хрустим обратно в клуб и по домам.

На улице

Я вам рассказывал, что Петро за маму может и нос расквасить? Так вот, оказалось и за Родину тоже может. Случилось у нас тут… Даже и не драка, а так. Ну, одним словом, шли мы с Петей вечером в среду после клуба вдвоем, к нему в гости. Всё как положено – по форме, ботинки сияют (на счет этого Никон Алексич нас гоняет конкретно), бляха начищена, берет на два пальца от бровей как надо, на бок вправо слегка заломлен (я в фильме «В зоне особого внимания» посмотрел). А тут на Верейской из подворотни подваливают четверо каких-то… не поймешь кто. Гопники, по ходу. Что-то там начали нам «по понятиям» пальцами разводить, что они смотрящие за районом, а сами шкеты лет по четырнадцать, тоже мне. Но мы калачи тёртые, Петя берет поправил, ремень скинул и говорит – Ну с… давай, подходи по одному! Я рядом стою наготове, в стойке, как нас сотник учил, чтоб его сбоку прикрывать. А они струхнули чё-то да и отвалили в сторонку… Это я к чему, как вы думаете? Погоны – окрыляют!

Гости

У нас гость из Москвы – Александр К. (фамилию я не запомнил). Ветеран Балканской компании. Воевал добровольцем ещё в девяностые за братьев-сербов. У него на груди красная отметка за тяжелое ранение и награда от войска Республики Сербской (это я запомнил, нам поручик долго про войны на Балканах рассказывал). Герой, что говорить. Тоже занимается с ребятами как мы, только в Подмосковье.

В общем, рассказал он нам про войну, про монаха Романа Малышева (батя мой его по молодости знал немного, ещё с Валаама), про то, как они на войне стали православными. Рассказывал как взвод добровольцев – самых крутых ребят, «Белые волки» назывались, задержал на целый день наступление противника. В общем, парни были, что надо – и русские, и сербы, и болгары, и греки, отовсюду. Но больше, конечно, наших и сербов. Послушали мы это всё, а в конце дядя Саша подарил нам макет автомата для занятий по огневой подготовке. Будем его собирать-разбирать и готовиться к стрельбам, кстати, обещают нас в часть свозить! Ура!!!

Пополнение

Весна идёт, весне дорогу! Теплеет, вот уже и снег сошел. Занимаемся во дворе храма строевой, понемногу становится чётче. А ещё у нас пополнение, новые ребята пришли – Влад Куличев и Глеб Пожарский. Ничё такие парни, нормальные, с чувством юмора. Прямо в храме подошли и попросились в клуб, увидели, как мы стоим на службе в форме. Оба худые, высокие, особенно Влад. А Глеб кого-то мне напоминает, только пока не пойму кого. Кадета из книжки что-ли? Ну а пока Фаня придумал ему прозвище, так на первое время сойдет – «Глебушка – дай хлебушка»… Без этого у нас никак – прозвище ёмко и коротко должно отображать человека!

Пасха

Это слово всегда вызывает у меня бодрость и какую-то особенную радость. Вроде ещё не сказал ничего, а на душе потеплело. Так и на этот раз. К Пасхе мы долго готовимся, будет у нас выступление в клубе железнодорожников, куда нас позвали на праздник. Я же вам говорил, что мы рядом с железной дорогой, вот и здания РЖД неподалеку стоят.

В самую Великую Субботу собираемся в клубе, вечером, все приходят какие-то особенные. Громко не шумим, все шутки и радость завтра. Хотя настроение у всех приподнятое. А пока устраиваемся на отдых прямо на полу, подстелив «пенки», отдыхаем перед праздничной службой. Ночь чудная, тихая, какая-то не такая, как все обычные. Потому что сегодня мы услышим – Христос Воскресе! А пока отдыхаем и собираемся в храм, где тихо мерцают свечи. Прикладываемся к Плащанице в последний раз. И вот все вместе, кто с иконами, а кто так, выходим на улицу на Крестный ход. Наш Капитан идёт впереди с хоругвью в руках, в парадной форме, высокий и красивый. Мы – кто где, частью в середине толпы, чтобы держать строй, и не дать всем смешаться в одну кучу. Народу больше, чем обычно и всюду родные лица. Сердце замирает, когда первый раз слышишь знакомые слова – «Воскресение Твое Христе спасе Ангели поют на небеси…» Душа поёт не хуже хора. Обходим с пением храм, и вот уже стоим внутри – начинается служба. На Пасху она всегда длинная, но всё равно как-то незаметно пролетает. Христос Воскресе! Празднуем в храме, причащаемся, празднуем в клубе. Мы кадеты, и это наша первая общая Пасха! Ура!!!

Слёт

Весна! Как много в этом звуке… Такое вот у меня сегодня поэтическое настроение, прям сам себе удивляюсь (а вы думали!). Но впрочем, не только у меня. Поручик ходит-мурлычет, как кот, себе под нос что-то романтическое, унтер-офицер повеселел и весь занят в сборах – готовимся к слёту! Первый раз поедем в воинскую часть на три дня, всем составом. Теплое майское утро, Лавра, общее построение… Тут собрались клубы со всего города и области, да и не только. Какие-то кадеты с югов из города Шахты, псковские ребята-десантники, морячки в бушлатах, казаки, кого тут только нет. На площади стоят наши автобусы, в небе колышутся флаги, князь Александр Невский смотрит на нас с высоты памятника.

Перед поездкой прикладываемся к святыням в Соборе, всех кропят святой водой и благословляют батюшки. Впереди – наша первая армейская поездка! С песней выходим на площадь, грузимся в автобусы и – вперёд!

В части

В часть прибываем ближе к вечеру. Разгружаемся, нас встречают казаки, распределяют по казармам, готовимся ко сну, ужинаем. Часть старая, говорят, чуть ли не с Царских времен стоит. Завтра – соревнования, так что надо нам выспаться. Засыпаем на армейских койках, бросив рюкзаки под них, первый раз в жизни, очутившись в казарме…

Утро, зарядка на плацу, построение на общую молитву, казаки в парадной форме громко вычитывают молитвы, мы стоим в строю, кругом другие ребята, а в целом весело. Бежим с Петрухой чистить зубы – под умывальниками на улице льется вода, сияет солнце, по части ходят местные солдаты в бушлатах, прохладно, а мы в своих гимнастерках и начищенных берцах гоняем наперегонки с ветром. Впереди – испытания, за Александро-Невский стяг.

На соревнованиях работаем всей командой. Нашим преподам запрещено подсказывать, они только наблюдают – сначала сдаём тест на знание истории, тут отличился Тима, ответил правильно на вопрос про Александра Невского, потом идем на медицину – здесь выручает Гриша, сумевший наложить жгут на манекене, потом – физо, где мы бегаем и подтягиваемся. На строевую прибываем под командой поручика, он заметно нервничает, и хочет показать нас с лучшей стороны. Выход из строя, повороты на месте, строевая с песней – показываем всё что умеем, и в целом справляемся на «четверку». Судит нас сурьёзный дядя с погонами полковника, похоже, тоже ветеран чего-то (по наградам с ходу не определю). На зачете по сборке-разборке автомата у меня первый раз получается быстрее всех, причем сам не понимаю как! Чувствую, что Бог помог, а как это получилось – не знаю. Но факт то, что ставят нам «пятерку» (она идёт в зачёт всему взводу) и по итогам соревнований мы занимаем третье место – призовое! Но об этом чуть позже.

Отдыхаем, занимаемся спортом с Никоном Алексичем, он показывает нам армейскую полосу препятствий, в общем, не скучаем. Потом идем пострелять из мелкашки и карабина на местном полигоне, а после ужина вновь отдыхаем. В казарме полно народу, каждый клуб держится обособлено, рядом с нами какие-то разведчики из Москвы с командиром-есаулом, вроде из морской пехоты. Засыпаю, как только добираюсь до кровати… Завтра – занятия в поле, без командиров, так что надо выспаться.

Учебный бой

Первый раз едем одни, без командиров, в сопровождении офицеров из других клубов. Нам выдали учебный автомат (макет), поставили задачу – пройти через простреливаемый участок, найти «секретный» пакет в заданном квадрате и вернуться на базу. При этом нас будут «обстреливать» с пневматики по мягким частям тела (ну, вы поняли по каким), да так что каждый, в кого попали, – выходит из игры, и должен покинуть команду до финала. Впрочем, командиры наши тоже не дураки – меняемся с Петей погонами, чтобы стреляли не сразу по мне. Задача поставлена – дойти живыми… Ситуация осложняется тем что тренировок на практике у нас толком ещё не было, а местность незнакомая, да и мы первый раз идём одни.

Выдвигаемся с исходного рубежа по сигналу – запуск зелёной ракеты, параллельно с нами идут казачки – по соседнему маршруту. В поле, которое надо пересечь и которое простреливается, стоит танк – настоящий, не макет. Это полигон, на котором отрабатывает тактику бригада, где мы располагаемся. В общем, всё красиво, только опыта у нас маловато. Но всё же идем, хоть и с потерями – до цели доходим втроем, правда, на наш взгляд, Стёпу сняли с игры нечестно, по ошибке судей (в него не попали). В итоге результат нам засчитали, но что называется наполовину. А всё же он есть!

После возвращения с задания топаем на обед, кормят на удивление прилично. Перед едой сотней голосов поем «Отче наш», так, что дрожат стены старой столовой, давненько не слышавшие такого… Покушав, строимся у столовой и с песней бодрым шагом идем в казарму на отдых. Вечером – игра в колотушки на улице и прощальный костёр, завтра – домой! Нас награждают хоругвью с преподобным Серафимом Саровским – мы заняли третье место! Ура!!! Вот так и закончились, наши первые сборы.

9 мая

Сегодня 9 мая – и мы идем, куда бы вы подумали? На парад? Нет. На концерт? Опять не угадали… Да и не угадаете. Идем мы на Смоленское православное кладбище, наводить порядок на старинных кадетских могилах… Едем не все, только пять человек во главе с поручиком, остальные – кто с родителями по домам, кто ещё где. Выходные… Солнышко сияет, весна в разгаре. Я вам не говорил, что настоятель храма подарил нам на Пасху хоругвь с Цесаревичем Алексеем? Красивая такая! Ну вот, так.

В общем, собрались мы, как водится в клубе, взяли лопатки и фляги, рюкзак со всякой ерундой и двинули оттуда прямиком на Смоленское. Сначала на метро, потом пешочком с Приморской. В метро на выходе подошел к нам какой-то дядя в форме (явно не машинист) – пожал руку поручику со словами «Русские, православные! Уважаю!» Такие дела… Обычно-то на нас внимания не обращают. Мало ли в Питере людей в форме по улицам ходит.

Всё бы хорошо, но с пол дороги Фаня начал чудить – то ногу ему давит (в детстве ломал он её), то у него настроение не очень, то просто по поводу того, что нога болит, решил он закосить всё сразу. Короче говоря, пол дороги туда, и пол дороги обратно мы его по двое на руках тащили. Это ещё что, вот когда мы в Вырицу ездили, поручик его на плечах нес (так Фаня всю дорогу на нём и ехал, пока до электрички не дошли).

А вообще хороший день выпал. Пришли мы на старинные могилы тех, кто умер во время учебы в кадетском корпусе или военном училище. Как смогли, убрались, солнышко помогало. Заодно навели порядок на могиле одного ветерана, полковника – попросила его внучка. Сходили на место захоронения юнкеров Владимирского училища, убитых большевиками в 1917 году, постояли, подумали… Странная штука жизнь – сегодня живём, бегаем-прыгаем, когда и взгрустнется, а для кого-то жизнь уже давно закончилась. И всё это рядом… Как так? Да, на разные мысли кладбище наводит.

Бал

В нашей жизни событие – Бал Победы. Причем в историческом здании Второго Кадетского корпуса на Васильевском острове. Откуда я это знаю? Так рассказали же нам преподы, прежде чем туда поехать.

Сборы на бал – дело забавное. То одного нет, то другого. Штаны есть, ботинок нет, есть кадетские рубахи, но нет фуражек. Все бегают, наводят парад. Готовились мы долго, собирали с миру по нитке. Влад на бал не пошел, не пустили, зато у него оказались штаны подходящего фасона (чёрные), такие, как надо. Короче, пришлось ему на время со штанами расстаться. Но не переживайте, домой пошел не голый, нашли ему джинсы на замену! Так и поменялись…

Половину всё-таки одели в белые парадные рубахи, как у настоящих Царских кадет! Какие-то знакомые поручика, прислали нам подарок из Воронежа – с Кадетского корпуса. Ну а нам с Петрухой Андрей Васильевич подогнал по «белухе» – рубахе от зимнего солдатского белья, оставили мы его без исподнего… Эх, шикарная вещь, мягкая и в меру тёплая. Мама помогла нам перешить хлястики (распороли солдатские кальсоны от того же комплекта), да сделать воротничок, а Никон Алексич изготовил погоны (он у нас мастер). И вот, после всех стараний ещё две кадетские рубахи готовы. Оно бы и пальцы веером гнуть, да не получается – для полного счастья нет фуражек. Но и тут нашли выход. В Воскресенье, после службы, пошли мы прямой дорогой в КРАК – Ракетно-артиллерийский Кадетский корпус, где служит наш Владимир Семёныч. Там нам фуражки на время и одолжили. Так что теперь красуемся в парадке!

Так мы и поехали на метро, половина – в парадке, половина в повседневной форме. Но всё равно, бал первый впечатляет. Танцевать мы, правда не особо умеем, но пару раз учились, общее представление есть. А так, да, народу… Курсанты, студенты, девчонки. Телевиденье Фаньку снимало, чего он им там задвигал – отдельная песня, прям кадет из книжки. Ну и мы не скучаем. Знакомых много. Правда, мы тут самые молодые (мне уже исполнилось тринадцать!!!), но главное не это. Весна, тепло, солнышко светит. И мы строем по Ваське, с песней … Видели вы такое? А сами по городу с песней на бал ходили? То-то же… Это вам не в «контру» на компе рубиться или в «танки»…

Мама Жени Родионова

У нас опять событие – к нам в гости приедет мама Жени Родионова! Привезет её один наш батюшка из храма, она приезжает каждый год по весне проведать парней, служащих на границе. Нас собрали всех вместе, пришли в гости знакомые из КРАКа – Владимир Семенович с его взводом.

Правда, ждать приходится долго, где-то застряли они по дороге. Ну а мы, чтобы не скучать, под командой поручика маршируем с песней во дворе. Всё-таки хорошо, когда получается идти в такт всем взводом, да ещё и с песней! Ну, да не без косяков – Стёпа всю дорогу задирал Артема, так что чуть они не подрались, но вовремя их разняли. Всякое в жизни бывает. Но когда приехала Любовь Васильевна, все ссоры забыты… Сидим в клубе, входит она такая маленькая на вид, и на глазах вокруг что-то меняется.

Поручик командует — Встать, смирно!

Подскакиваем с мест, замираем. Мама Жени отвечает: «Садитесь, ребята!» Все как-то особенно тихо рассаживаются. Что говорить, такого человека не часто встретишь. Рассказывает нам про сына, показывает отрывки из передач о нем на телевиденье. Ох уж мне эти рожи из зомбоящика, как его называет наш дядя Серёжа (помните, я про духовные основы говорил, так вот это про то, про правду и ложь). Но и они, гады телевизионные, вынуждены признать, что есть в этом мире настоящие герои…

«Ребята, какие вы счастливые, вы же будете служить Царю», – говорит нам после этой встречи наша тётенька Ксения из храма, в напутствие (она с поручиком вместе на складе работает и от него про нас всё знает). Не знаю, будем или нет, но то, что много интересного нам в жизни предстоит, это точно.

На озере

Лето настает, впереди – каникулы, три месяца вольной жизни! А пока, напоследок, едем на три дня на озеро. Такой вот у нас мини-лагерь.

Как обычно, собираемся в клубе, только на этот раз – в пятницу, тремя партиями стартуем на электричке, благо вокзал рядом. Едем долго, от электрички до озера топаем километров пять, и половина этой дороги по бурелому, карельским скалам и бездорожью. Кое-кто опять недоволен тяжелой дорогой по скалам (догадайтесь с трёх раз, кто), а Петро уже взобрался наверх и машет нам рукой – Вперед! К вечеру добираемся до места, разбиваем палаточный лагерь. Место, правда, красивое – карельское озеро, сосны, огромные валуны покрытые мхом и растениями, и над всем этим наше северное солнышко…

Утро начинается с разминки, бегаем вместе с поручиком по лесу, вернее – рядом с озером (по лесу не сильно разбежишься). Разминаемся, машем руками и ногами, кругом красота, небо голубое, высокое, скалы и сосны рядом, настроение бодрое. После разминки читаем вместе утренние молитвы под командой дяди Серёжи и завтракаем у костра. По плану занятий у нас ориентирование на местности с Капитаном, стрельба из пневматики с Константином Олеговичем, а ещё – боевая игра с Никоном Алексичем. Все довольны, всё проходит весело, только Петро случайно получил нагайкой по физиономии от унтер-офицера, во время тренировки. Выручил дядя Серёжа, смазал ему лоб каким-то святым маслом, в общем, прошло без синяка даже. Не обошлось и без залёта – Колька (он у нас в клубе недавно) во время игры громко ругнулся матом, за что схлопотал нагайкой по мягкому месту уже без всяких жалостей…

Вечером – после отбоя, нам с Ваньком и Петрухой разрешили остаться у костра, послушать песни. Поют наши офицеры неплохо, слушаем казачьи песни, солдатские, да народные. Особенно красиво звучит «Выйду ночью в поле с конем» – прямо разливается над озером. Давно так не сидели душевно… Какой-то рыбак угостил всех щукой, уха кипит на костре, звезды сияют в небе, угольки догорают, а мы засыпаем у костра под тихое пение «Не для меня»…

Утром в Воскресенье собираемся в храм. Встали пораньше, надо до него дойти – храм рядом со станцией, собираем палатки, грузимся, топаем по лесу. В храме стоять тяжело, клонит в сон, но всё же держимся. Младшие падают прямо у входа – кто на пенки, кто на рюкзаки – и засыпают, а мы стоим до конца. После службы бредем на электричку и через три часа вновь оказываемся в городе. После леса смотришь на большие дома, не понимая, будто прибыли мы из другого мира. Но вот и клуб, прощаемся, оставляем палатки и вот мы дома! Впереди – летние каникулы!

Снова в строю

Вот и лето пролетело. Светлая пора, веселая, а всё-таки чего-то не хватало. Чего? Да конечно – ребят из клуба. Осень пришла – вроде бы грустно, что каникулы закончились, а с другой стороны, мы снова вместе! Новые лица (пополнение), новые занятия, походы по интересным местам. Пока погода позволяет, занимаемся прямо на улице – в парке у Лавры, да в наших «Семенцах[1]» – рядом с ТЮЗ[2]ом, куда нас водили от школы на спектакли. Не забываем и о клубе, просто больше проводим времени в городе.

В один прекрасный день идём возлагать цветы на могилу Александра Васильевича Суворова. Вроде бы день как день, могила как могила – обычная плита на полу с надписью «Здесь лежит Суворов», рядом висят знамена, здесь тихо и спокойно. А всё-таки что-то есть в этом скромном надгробии… Неужели это и есть тот самый дядя, что гонял по горам французов, бил турок и нагнал страху на половину Европы?

Кладу цветы к могиле – как-то непривычно думать, что он здесь, рядом, но в тоже время и радостно! Были же люди раньше…

А может и ещё будут?

По музеям

Собрались мы как-то в клубе на осенних каникулах. Решили наши наставники, что пора приобщать нас к великому и прекрасному. Эрмитажный театр, концерт исполнителя офицерских романсов и песен Сергея Мазуренко, поход в наш районный музей, связанный с историей Лейб-гвардии Семеновского полка. Скажу честно – не всё мне понравилось, в музее мы с Петей и Андрюхой уже два раза были со школой, хотя кое-что было интересно. Лица представителей «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» уж больно колоритные. М-да… ну, это я уже отвлекся.

На концерте было веселей, узнали много хороших песен из старого. Несколько строевых мы даже подпевали, как могли. Особенно понравилась песня Николаевского кавалерийского училища «Едут-поют юнкера гвардейской школы»[1], весёлая такая. А Глебушка наш, оказывается в теме, знает офицерские романсы. Батя у него, что ли их слушал? Или гены – ну не те, которые с чебурашкой, а те, что от предков достались?

А самое интересное (честно) это, как мы шли по Зимней канавке к Эрмитажу. Место такое – звук отлетает от стен, брусчатка гремит под ногами, песня летит, как будто не один наш взвод, а целая рота идёт. Лучшее место для прогулок строем! Да…

Строевая песня

Раз уж зашла речь, расскажу вам немного о том что мы поем… А поем, неплохо, на мой взгляд. Пока у нас две основные строевые песни – «Взвейтесь соколы орлами» и «Фуражка» (наверное, самая известная кадетская песня), ну ещё иногда «Во саду дерево цветет» поем – казачью. С песнями нам помогает моя старшая сестра – Саша, у неё большой опыт в хоре. Ну а на практике под ногу, в строю поем поочередно – то с Никоном Алексичем, то с поручиком.

Хотели мы было разучить песню про Цесаревича Алексия, но она не строевая и под шаг не подходит. Один раз пели «Боже Царя храни», на праздник в клубе, что интересно – Гриша предложил, ну все и согласились сразу. Да так пару раз поручик пробовал с нами разучить песни, которые пели русские кадеты в эмиграции, запомнилась «Эй прохожий, дай дорогу» (так и поётся, чтоб под ногами не мешались всякие, а то лезут вечно). Песня ничего так, бодрая, но не прижилась. А с «Фуражкой» и «Взвейтесь» мы ходим регулярно по городу, и при случае можем спеть неплохо.

Десантники

У нас снова гости – на этот раз десантники из Рязани, из самого настоящего военного училища. Серьёзные такие ребята, хотя впрочем, и весёлые тоже. Они – знакомые нашего поручика, с какого-то студенческого форума. Приехали к нам в клуб, а потом … Потом, началось самое интересное.

Сначала они побывали у нас, показали свою программу, спели, пофоткались, посмотрели всё что есть, а потом мы вместе поехали в Петергоф, на Крестный ход в честь именин нашего небесного покровителя – Цесаревича Алексия. Народу много, мы приехали позже всех, к самому началу. Строем прошли по широкой заасфальтированной аллее, и прямо у собора встретили выходящий из дверей Крестный ход. Дали нам по иконке, десантники взялись нести на носилках самую главную икону – Цесаревича Алексия, а мы все вместе с другими людьми пошли в толпе. Встретились тут и знакомые нам уже по слету казаки, и какие-то бойкие бабушки (вот кого надо в армию брать – танк на ходу остановят, и раздолбают любого противника в пух и прах) и просто православные.

После Крестного хода едем вместе с десантами (так они себя сами называют) на автобусе домой, в дороге они поют песни под гитару, мы отдыхаем. Ребята крепкие, но веселые, особенно стало заметно это, когда вечером мы пошли с ними по городу гулять. Проводили меня до дома и полетели на Невский, прямо в самый центр города… А нас обещают тоже пригласить в гости к себе в училище – в Рязань, на сборы! А что, идея что надо?!

На сборы

Чтобы попасть в часть ВДВ, надо собрать справки – что ты не верблюд, переболел ветрянкой и готов к чудесам и приключениям. По ходу пьесы не все оказываются к этому готовы – кому то просто не хочется ехать в Рязань, а кого-то не пускают родители. Ну, да и по здоровью не все проходят. Одно дело клуб – тут нас сильно не гоняют, другое дело – жить неделю в части, по распорядку, с полноценной «физухой» и занятиями. А хочется, братцы! Хоть и страшно немного (неизвестность всегда пугает), а тянет. Может и голубые береты дадут по итогам? Надеюсь. А пока собираемся, ходим то и дело в клуб, на подготовку и смотрим сериал про американских десантников и наш – «Десантура». Как-то так.

Большой залёт

Случилась у нас тут история… вернее, не у нас, а у меня. Даже не знаю, как вам сказать. Короче, дело было так. Сижу я тут себе в своей каморке-каптерке (назначили меня тут следить за выдачей обмундирования и всяких там носков и ботинок) и думаю… Думаю о том, что неплохо бы, как в кино раскрасить три наши учебные каски (тоже заслуга преподов, добыли где-то) в масть – ну как в американских фильмах у десантников полагалось. Пики там или бубны. Проще всего пики, я их в сериале «Братья по оружию» («Band of brothers») увидел. Хороший такой сериал, боевой. Словом, взял я кисточки, черную краску, и как мог, разукрасил каски справа, ну, как полагается. Получилось неплохо, вполне так себе прилично… ну, почти как в кино.

Только поручику это почему-то не понравилось. Увидел и позвал унтер-офицера (ух, зараза и всё на мою голову). Посовещались они и объявили – «это залёт». Собрали педагогический совет, батя пришел, общим постановлением решили – наказать. Мдя… Погон не лишили, но пришлось попыхтеть. Сначала смывал эту дурацкую краску (чуть пальцы не стёр) а потом ещё и стоял, как истукан четыре часа «на тумбочке», в этой самой каске с макетом автомата, противогазной сумкой и полным планшетом всяких книг на ремне. Спасибо, что хоть противогаз не на мне, а в сумке был… Хоть бы предупредили в кино, что это у них эмблема части на каске была нарисована. Нам обещали белый крест, как у ополченцев Русской Армии был в старину, но всем одинаковый – по трафарету. Никон Алексич, мастер, я ж вам говорил!

На Дворцовую площадь

Позвали нас (ну не нас – преподавателей, а они – нас) на одно мероприятие. Я бы даже сказал – знаковое событие. А именно – в почетный караул с возложением цветов и молебном у Александрийского столпа на Дворцовой площади. Честно сказать, самому не верилось сначала, как-то всё неожиданно круто вышло. И так получилось, что произошло это в необычный день – 25 декабря, на праздник святителя Спиридона («Монах» нам целую лекцию на эту тему прочел, почему мы празднуем Рождество на две недели позже католиков).

В общем, дело было так. После сокращенных занятий прямиком из клуба мы во главе с поручиком поехали в центр. Вышли из метро на Невском, и мимо Казанского, потопали себе на площадь. Мимо иностранцев, туристов, сувениров, мимо городской суеты – как будто из одного времени в другое. Нырнули под арку Главного штаба и вынырнули прямо на Дворцовую площадь. На наше счастье народу было не много, и особо на нас никто не глазел. Хотя, потом уже я всё это дело по телевизору увидел. Бывает же так!

Поделились на две части – младшие построились ближе к колонне, вместе с батюшкой и другими участниками, а мы – шестеро под командой поручика, встали прямиком у стен Эрмитажа. Глянули на часы и ровно в три – по команде двинули бодрым строевым шагом с двумя хоругвями в руках через площадь к колонне. Встали, как полагается в две шеренги у подножия, образовали проход. Батюшка начал читать молитвы о возрождении России и даровании Государя, а мы замерли, чуть дыша. Сказать, что настроение было особенное – ничего не сказать. Потом малыши наши стали класть цветы, наша Саша, люди какие-то ещё, ну и мы тоже в самом конце. Всё хорошо прошло, а нас репортеры снимали.

И вот закончилось дело, стали мы себе собираться на выход, смотрю – оба на, сюрприз, целый автобус ОМОНа разгружается! Пока мы построились, пока Фанька за рюкзаком бегал (чуть не забыл его у колонны), они уже и оцепление выставили. Смотрят на нас с легкой такой улыбкой. Всё, думаю, приплыли. Тима тут и говорит – Господин поручик, давайте их прогоним! Тот в ответ улыбнулся даже, походу нервничает, но виду не подает. Скомандовал нам – «С песней, шагом – арш!» Мы, двинулись. Оцепление нас пропустило, благо они не нас ловить приехали, а доступ к колонне перегородили, уже на выходе с Дворцовой, мы поняли для чего. Вот это было шоу, скажу я вам!

Весь Невский запружен, народу – тьма, все тротуары забиты, и всё нам на встречу! Движение перекрыто, а посередине идет дед мороз (ряженный, понятное дело) и снегурочки какие-то, только что не с барабанами. Ну, дела. Это у нас почетный караул, а тут народ в сказку попасть собрался (прям вот так сразу). Так мы и пошли – сквозь толпу, как меч, только перестроились в колонну по одному, поручик взял хоругвь с Цесаревичем, чтоб его хорошо видно было, а мы за ним цепочкой. Ощущения незабываемые. Девочки с рожками какие-то на встречу (не шучу, и правда с рогами, сначала не поверил, потом смотрю – типа украшения такие), глаза шальные, что у нашей кошки, когда она раз валерьянки нанюхалась. Кто вот что горазд – и ряженные скоморохи навстречу, и папы-мамы, и клоуны, чёго только нет!

Так мы и доползли почти до входа в метро, а там ещё одно оцепление – вперед не пускают, только назад к площади. Ну и Невский не перейти, понятное дело. Но тут Васильич сообразил что-то, и окольными путями нас через набережную канала вывел за спиной этого самого оцепления к метро. На этом наши «перипетии и перипетули» (как говорит поручик) и закончились.

Новый год

Ну, вот и пришел день отъезда! Пока все поедают салаты и валяются на диване перед телевизором, мы шуршим по дому в последних сборах. Фаня с Тишей не едут, не взяли по возрасту, да и за всех троих бате не расплатиться, дороговато. Хоть часть денег нам и добыли преподы (плата за участие в сборах), билеты мы покупаем на свои. Вернее они уже куплены, билеты, и лежат у поручика, который и повезёт нас на сборы. Похоже, он тоже волнуется, хотя особо не подаёт виду. Всё-таки первый раз с нами в такую даль!

Вечереет, в городе гремят петарды и салюты, а мы хрустим по пушистому снегу в клуб и оттуда – после напутственного молебна и общего построения, отправляемся в поездку. Впереди – восемь дней в дороге и в части, приключения! Это вам не путешествие в Нарнию или в сказку с хоббитами, это ВДВ!!!

В Москве

Ночь проводим в поезде, под стук колёс и мелькание огней за окошком. Пассажиры немного с удивлением смотрят на нас, мы на них особо не обращаем внимания, ну, да и ладно. Им потеха смотреть на кадет, а нам – ух, держись, братва, всё только начинается!

Ранее утро, сонные вываливаемся на вокзал, идём в только что открывшееся метро, чабаны в жёлтых жилетах метут улицу, где-то мигают огни милицейской машины (вот не спится же им всем!) а мы заваливаемся всей бригадой внутрь станции. И вот уже едем в полупустом вагоне вперед. Поручик, недолго думая, тыкает пальцем в карту (времени у нас ещё пол дня до общего сбора), едем к Храму Христа Спасителя.

Ночь переходит в утро, но на улице темно, 2 января: ни прохожих, ни людей, только одинокая мусороуборочная машинка ползет по набережной. Большой собор закрыт, мы немного в растерянности толкаемся рядом со входом. Пока суд да дело фотографируемся на мосту прямо с видом на Кремль, настроение как-то поднимается, спать уже не так хочется, все улыбаются, Андрей Васильевич щёлкает нас на память, и похоже что-то вспоминает, оглядываясь. Тут его осеняет, он, смотря на противоположную сторону реки, командует – «За мной, шагом марш!» Мы бодро движемся за ним прямо навстречу падающему снегу и ветру. За мостом спускаемся вниз и идем к храму стоящему рядом с набережной.

Поручик дергает за ручку двери – открыто! Крестимся, заходим внутрь (это в шесть с копейками, ранним утром) и попадаем на службу. В храме буквально пара человек – священник и две певчих, но служба идёт, мы стоим, борясь со сном, слушаем Евангелие, и как можем, держимся. Тима немного бледный выходит на улицу – говорит, что спал в поезде плохо, его подташнивает. Дышит на улице воздухом, вытирает лицо снегом, Андрюха помогает ему. Младшие засыпают прямо на лавочке в углу храма, мы терпим. Поручик тоже моргает глазами, но, похоже, рад, что мы сюда попали. Кстати, смотрю, крестится то он двумя перстами. А я и не замечал раньше…

Вскоре после службы из алтаря выходит настоятель, знакомится с нами, говорит напутственную проповедь – про Русь новую, по старому образцу (я правда не понял о чем это), ведь сегодня день памяти святого Иоанна Кронштадтского. Выносит всем красивые длинные лестовки и фотографируется с нами. Нас приглашают в трапезную, и вот мы уже наворачиваем кашу с медом, хлеб и чай с сухофруктами – как будто специально для нас приготовили! В трапезной кроме нас никого – только тётеньки-певчие разливают чай и куда-то исчезают. Мы, основательно подкрепившись, собираемся дальше – в музей, посвященный Царской Семье – «Наша эпоха», кажется.

По пути уже сытые и довольные идём по полупустой столице, солнышко проглядывает то и дело сквозь тучки, настроение боевое. Поручик впереди – прокладывает дорогу, я – замыкающим, в жёлтом жилете (подарок старшего брата Андрюхи, подрабатывающего охранником в каком-то крутом клубе). Слышу знакомое – «Рождественский, ко мне!», подлетаю к поручику, докладываю и тут вижу, как смеётся Петюня и улыбаются остальные. Ах ты, зараза, подловил, рявкнул вместо Васильевича, а я поверил! Поручик тоже улыбается, но одними глазами, а в целом держит марку. Ну, ничего, я вам ещё братцы припомню. Побегаете у меня, друзья!

В Рязань

К середине дня прибываем на вокзал и встречаемся там с организаторами сборов и ребятами из других клубов. Садимся на поезд в Рязань. Все немного волнуются от предстоящего, в электричке кто спит, кто слушает музыку в плеере, кто просто смотрит в окошко. На вокзале всех встречают курсанты. Нас – приезжавший в гости Саврасов (это он нам гитаре играл в своё время). Все как-то веселеют, едем в маршрутке, слушая его рассказ про город, в котором нам предстоит прожить эту неделю.

В части нас встречают раскрытые настежь ворота и оглушительное карканье ворон, толпами летающих над помойкой, куда, похоже, свозят отходы из местной столовой. Мы заходим, солдаты смотрят на нас, мы на них, и вот нас ведут в казарму на третьем этаже. Целый этаж – ротное помещение выделили нам. Везет же! Тут есть ребята из Ростова, парни из Таганрога, из Москвы, братишка из Сербии, какие-то суворовцы, да кого тут только нет…

Занятия

Гоняют тут нас неплохо. С утра полноценная разминка – пробежка по спортивному городку, подтягивания, отжимания, тренировка, вообще всё что полагается. Потом завтрак и после завтрака занятия – изучаем боевую машину десанта, технику десантирования на малом десантном комплексе и немного – вождение БМД на тренажёре. Кстати, ничего так, весело в целом. Два раза нас водят в десантное училище – в учебный тир на занятия и на экскурсию. Заодно совершаем марш-бросок туда и обратно по мокрому снегу, через пол города. Ну и конечно строевой позаниматься не забываем – тут на плацу нарисованы квадраты, по ним и ходим под бой барабана. Такие дела!

Малый залёт

Я вам про нашего Тёму Коваленко рассказывал? Ну так, слушайте. Есть у него одна слабость (только между нами) – любит он пожрать. Пардон, звучит грубо, но уж как есть. Застукал его тут как-то поручик за поеданием консервов после отбоя. А как вышло то? В нашем кубрике, где мы ночуем, раньше жили какие-то шустрые ребята, каптёрщики что ли. Короче говоря, Тёма под потолком нашёл их солдатскую заначку – три банки консервов. Ну и решил приговорить одну баночку после отбоя. А наш Васильевич, не будь дурак, его застукал. Вот и устроил нам показательные занятия. Андрюха сразу заулыбался – похоже, понял, что будет, у него брат-краповик в Чечне служил, многое рассказывал. Короче говоря, пришлось Тёме доедать консервы из открытой банки в упоре лежа. И надо же – вот, талантливый парень, всё доел, и был особенно не в обиде. Ну, а мы поугорали с этой ситуации немного и решили не испытывать судьбу. В принципе тут и так кормят нормально, а для нас ещё и постное меню готовят. Так что жить можно. Да и мы не лыком шиты, терпим.

Спорт

Сборы у нас военно-спортивные, поэтому в программу входят и соревнования с играми: баскетбол, американская игра «рэгби», отжимания, подтягивания, пресс и бег. Поручик ставит мне задачу – записывать результаты: кто как бегает, прыгает, подтягивается и так далее. Я без задней мысли спрашиваю: «Да зачем это надо?» На что он, серьезно посмотрев на меня, говорит: «Понимаешь, Фёдор, когда-то может случиться так, что тебе дадут приказ идти в атаку, и надо знать, кто у тебя во взводе быстрее всех бегает, лучше всех стреляет, дальше всех бросает гранаты. От этого зависит жизнь каждого. А по-другому ты этому не научишься…» Ну, в общем, записал я эти показания. Кстати, я быстрее всех и бегаю. К чему бы это?

Разборки

Казалось бы, какие тут разборки спросите вы? Да вот, угораздило же. Артём зацепился тут с одним парнишкой, по глупости, тот пожаловался ростовской братве, а те наехали на нас. Пришли качать права все почти – кроме одного парня, Сёмы-Семена, который стоял за дверью, рядом, и особо не лез. Да оно и понятно – он один из них православный. В общем, оказались робяты конкретные язычники, с намеком на гоп-стоп (типа «по понятиям» живут). Не понравилось им, что Тёма так глупо подставился – взял у парня телефон вроде в шутку, а вроде украл, ну а Петя наш, не будь дурак, его вернул. В общем, телефон вернулся к хозяину, а осадочек остался. Предъявили нам ростовчане всё вплоть до тайного нарушения поста, что жрём консервы вечерами (о как!) и то, что мы типа выделываемся со своим православием. Петюня уже было приготовился к драке (ну, вы помните, я рассказывал), но тут поручик это дело как-то разрулил в сторону взаимного примирения. А я уж было думал хватануть табуреткой их старшего по лбу – парень хоть и высокий, но тощий, ему бы хватило. Не случилось. Ну, и к лучшему, подраться мы и так «могём», как говорит Петя, а вот подставлять нашу фирму совсем не хотелось бы. Держим марку культурной столицы.

Награждение

Вечером, когда все дела закончились, и до отбоя остался час, мы расползлись кто куда, по своим делам. Кто подшивается, кто моется в душе, кто просто шлёпает в тапочках по коридору за шоколадкой (есть у нас тут небольшая заначка). Внезапно появляется наш инструктор – курсант Саврасов и всех собирает. Забавней всех смотрится наш Олег – с мокрыми волосами и полотенцем через плечо (хорошо хоть успел помыться). Рассаживаемся в клубе, торжественная часть – это громко сказано, просто отцы-командиры нас поздравляют с успешным прохождением сборов и вручают тельняшки и десантные эмблемы. Приятно, что сказать, не зря пыхтели всю неделю, да и до этого тоже. Фотографируемся в клубе нашей 3 роты, со знаменем и десантами. А после этого начинается самое интересное.

Собираемся в нашей спальне, Саврасов играет на гитаре – «Одуванчики», «Ещё вчера», «Под шум и взрыв гранат», «Ранним солнечным утречком» и другое, незнакомое. Надеваем новые десантные петлицы и тельняшки, чудим немного. Завтра – Рождественский сочельник, предпоследний день, общее построение, раздача удостоверений участников сборов, словом – приятные моменты.

Рождество в Рязани

Вечером, после занятий на праздничную Рождественскую службу собираемся все вместе, Гриша читает вслух каноны к Причастию, кто чистит берцы, кто подшивается, все при делах. Вместе с ребятами со второго взвода идем по Рязани, на подходе к храму (он в местном Кремле) поём десантную строевую песню, разученную тут – «Русская земля», получается хорошо, слаженно, самое-то для такого праздника.

В храме полно народу, жарко, стоять тяжело, но держимся. Зато после службы, в приподнятом настроении едем домой в маршрутке. Малыши засыпают, а мы вчетвером – Петюня, Андрей, поручик и я – отмечаем праздник. Ну, чтобы, вы не подумали чего – только соком с бутербродами. Хотя, по правде говоря, ночью, после Причастия, когда закончился Рождественский Пост, хватает и бутерброда с ветчиной. Засыпаем уже утром, но нас сегодня не будят на зарядку – наступил праздник, и наш отъезд впереди. За окном всё развезло, тает снег, так что отдыхаем и вечером идём в клуб на общее награждение.

После раздачи слонов (ну то есть удостоверений участников сборов) опять фотографируемся все вместе и по отдельности, смотрим в клубе концерт – да и не концерт собственно, а так кто во что горазд. Парнишка-азербайджанец выдает лезгинку, выступают какие-то ребята с Рождественской песней, потом ещё раз поет наш Саврасов, теперь уже для всех. А в целом неплохо.

Домой

Наконец настал день нашего отъезда. Собираемся, делаем последние фотки, идет обмен адресами и телефонами, с ребятами из других клубов, и вот мы уже идём по части к выходу. Солдаты спрашивают: «Когда в следующий раз к нам?». Поручик на ходу отвечает: «Летом!» Солдаты смеются: «Нас здесь летом уже не будет», наш в ответ тоже улыбается: «Тогда счастливо на дембель!»

Последний раз поём нашу взводную песню в части, настроение приподнятое. Топаем пешком по городу, потом на маршрутке и снова пешком. Заходим в храм, где хранятся мощи святой Любушки Рязанской (очень просил Тимофей, да и мы рады были), гуляем, пока есть время до электрички.

И вот, снова едем в Москву и отсюда – в любимый город. Напоследок, правда, приключается у нас история. Час до поезда, время ещё есть, а кушать хочется. Поручик, взяв последние деньги, что собрали нам в дорогу родители, идёт в «картошку», набирает каждому по стандартному обеду. Кушаем по очереди в маленьком павильончике недалеко от вокзала. Пока то да сё, время пролетает незаметно. И вдруг, до Васильевича доходит, что мы ещё тут (за вокзалом), а поезд отходит всего через десять минут. Что тут началось. Поручик орёт благим матом на все окрестности: «Рождественский, бегом марш!!!» Галопом, как кони, несёмся через толпу народа, цепочкой, друг за другом. У Тёмы по пути вылетают из кармана рации, гремит чей-то котелок, всё это собираем на ходу и опять бежим. Всё-таки не зря гоняли нас каждое утро! Кажется, уже не успеем, но в последний момент запрыгиваем в последний вагон – прямо с ходу. Влетели, озираемся, протягивая билеты проводнику, и в этот момент двери щёлкают за нами – поезд отправляется, а мы едем домой! Ура!!!

Оглядываемся – вагон не наш, надо идти вперед. Народ опять не понимает кто мы такие, для шибко непонятливых громко поясняю – «137-й гвардейский парашютно-десантный полк! Едем домой со сборов!» Вроде, дошло. Находим свои места, распределяемся кто на верхние полки, кто на нижние. Плацкарт, мне досталась боковушка, но не унываю. Мимо проходят менты – поездная бригада, смотрят на нас с интересом, но документов не спрашивают. Да, в общем, у нас и так на лице всё написано.

Мы малым составом опять «отдыхаем», поручик тоже веселый – пока младшие спят, отжимаемся на спор в тамбуре, слушаем армейские песни на телефоне, смотрим в окно на пролетающие огни, словом не горюем. Засыпаем далеко за полночь. Утро, вокзал, спящий город – и вот мы дома! Прощай Рязань, прощай десант, кому-то из нас с тобой предстоит встретиться, а кому-то нет, но мы будем тебя помнить.

После Рязани

Как-то после школы на районе встречаем мы поручика (как я уже говорил – живем мы недалеко). Он несколько удивлен следу на лбу у Пети. Пробовали мы с ребятами бить бутылки, у меня получилось, у Петра не очень, но видно Васильевич рад нам. Вспоминаем Рязань, похоже, не только у нас ностальгия…

Андрюха говорит:

– Саврасов чёткий мэн, ну в смысле – крутой мужик, да ещё православный.

– Так, это он вас бутылки об голову бить научил?

– Ну да. Но мы его сами попросили…

Поручик хмыкает в ответ что-то неопределенное и качает головой, громко цокая. Впрочем, его можно понять. Шрамы нам, а отвечать, если что случится серьезного – ему и Никону Алексичу. Десант – это круто, но жизнь возвращается в своё привычное русло, и в ней свои правила.

День Героев

Пока суть да дело, время летит… Вот и опять весна, мой день рождения прошёл – мне уже четырнадцать! За окном всё теплей, и как-то невольно приходят мысли о больших каникулах. Раньше мы ездили на лето в деревню, а тут поговаривают, бате дадут приход в сельской местности. Он, по правде говоря, давно хотел выбраться из города на свободу. Но это впереди, а пока – очередное событие: 6 мая мы идем в Петропавловскую крепость, на день Святого Георгия.

Вообще этот праздник отмечают несколько раз в году. Нам рассказывали, как чествовали Георгиевских кавалеров в Царской России, и как отмечают этот день в других странах, особенно в Грузии… А мы идем возлагать цветы к могиле Императрицы Екатерины Великой, создательнице ордена святого Георгия. Нам с Андрюхой повезло – нас ставят в почетный караул у гробницы, прямо в Петропавловском соборе! Пока другие будут возлагать цветы, мы должны стоять по стойке смирно и глядеть орлами. Что ж, в такие дни понимаешь, что не зря старался. По правде говоря быть замкомвзвода не самое легкое дело, напрягов мне хватает. Особенно с нашими чудо-парнями. Впрочем, это не главное.

После молебна и возложения цветов, идем строем по Петроградке в одно небольшое кафе. Сегодня нас угощают мамы, скинулись немного вместе и решили, что праздник надо отметить и с этой стороны. Чай, кексы, мороженное – такой вот вариант угощений. Кушаем не спеша, праздник он и есть праздник. Строим планы на лето, кто где хочет побывать, и чем заняться. Ванька думает поехать в казачий лагерь на Кубань, где был прошлым летом и завёт нас с собой. Ещё говорят, может, будет небольшой лагерь при одном монастыре в Тверской области, на озере Селигер. А вообще хочется поездить по России и, если получится, побывать на Дону, у казаков. Посмотрим! Всё у нас ещё впереди.

До новой зари

Вот и лето настает, пришла пора нам разъезжаться. Бате и правда разрешили восстанавливать храм в деревне, откуда мы корнями. Едем всей семьей, пока на лето – а там будет видно. Говорят там, рядом в городке есть школа, ну и в хозяйстве работы всем хватит. Жаль расставаться с клубом, но всё когда-то заканчивается. По правде говоря, это были незабываемые полтора года, многое изменившие в моей жизни… Ну а что там будет впереди – увидим! Всё у нас с Божьей помощью получится!

Р.К.

2012-2020 гг.

[1] https://www.youtube.com/watch?v=FfoAWjBSCDA

[1] Семенцы – исторический район расквартирования Лейб-гвардии Семеновского полка в Санкт-Петербурге.

[2] ТЮЗ – Театр Юного Зрителя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *